21:55
Москва
20 января ‘21, Среда

Последние годы жизни Марины Цветаевой

Опубликовано
Марина Ивановна Цветаева

Марина Ивановна Цветаева – родилась восьмого октября 1892 года в Москве.

...Ему в задумчивые глазки

Взглянула мама так светло!

Когда ж в пруду она исчезла

И успокоилась вода,

Он понял — жестом злого жезла

Её колдун увлёк туда...

Умерла 31 августа 1941 года в селе Елабуга, республики Татарстан. «Живу под тучей – отъезда... Чувствую, что моя жизнь переламывается пополам и что это ее – последний конец... Все меня выталкивает в Россию. Здесь я не нужна, там я невозможна» - вот что писала она за годы перед возвращением на Родину. В июне 1939 года произошло вынужденное возвращение из эмиграции в Париже. Они с сыном возвращались в незнакомую, уже чужую страну, следуя лишь желанию воссоединить с семьей. Сергей Эфрон и дочка Ариадна уже два года жили в России. В 1938 Сергей Яковлевич получил прописку в даче поселка Болшево и надеялся, что это укрепит желание Марины Цветаевой вернуться. Дом условно был поделен на две половины с соседями, однако хорошо знакомыми по эмиграции. Ими были семья Клепининых. Дружеское расположение скрашивало вынужденный «коммунальный» быт. По воспоминаниям Ариадны, Марина Ивановна вернулась на родину тихо и молчаливо. Она была осторожна и недоверчива, выглядела потерянной и забытой. В один день Аля, переживавшая о матери, привезла ей заказ на перевод. Так Цветаева нашла работу, которая хоть немного оживляла и занимала её. Стихи в то время не писались. В целом, то лето и жизнь в Болшево, были наполнено радостью встречи. Вечерами в кругу семьи читали книги, слушали радио, гуляли и разговаривали. Но необъяснимая тревога не отпускала никого, даже семнадцатилетнего Мура. Тревоги сбылись уже 27-го августа: арестовали Ариадну Эфрон. На Болшевской даче это был первый арест. Аля даже не попрощалась толком с семьей – все были уверены, что это ошибка и она скоро вернется домой...

Следующий арест произошел 10-го октября —Цветаева осталась одна с сыном. По воспоминаниям современников, Цветаева никогда не говорила и никак не комментировала арест мужа и дочери, она была очень сдержана и спокойна, и продолжала верить в их скорейшее возвращение. Вместе с Муром они переехали с дачи после арестов в семье Клепининых. Часами они стояли под окнами НКВД в надежде узнать, что с их близкими – живы ли – несли передачки. Но начиналась война и Марина Ивановна, без того переживающая ужасы, поддалась панике. Мур тушил зажигательные бомбы, и каждый его уход, был для поэтессы часами непрекращающейся тревоги. В августе 1941 года, чтобы защитить Мура от опасности и спрятаться от ужасов войны, было решено эвакуироваться в Елабугу. Все, кто приехал в Татарстан во время эвакуации, селили в домах местных жителей. Цветаева сама выбрала, где остаться — Зайдя в дом Бродельщиковых, она присела на кровать и сказала, что тут и будет. Хорошим знаком ей показалось, что хозяйку звали, как и её сестру – Анастасия Ивановна. Была надежда, что тут-то будет проще – найдет работа, а «свои» - члены союза писателей в Чистополе – не бросят. Но не брали даже посудомойкой. Литфонд так же отказался от контактов – её семью считали «врагами народа» и подергать себя опасности не хотел никто. Мур писал, что настроение у матери крайне пессимистическое – «деньги тают, работы нет».

Они много ссорились, а последние дни она была абсолютно чужой, просила помощи, но он не мог сказать за нее решающее слово о том где им жить. 31 августа 1941 Марина Ивановна впервые за время проживания в Елабуге осталась одна – сказала, что чувствует себя нехорошо. Именно тогда она решилась на последний шаг. Обнаружила ее хозяйка дома. Мур, услышав страшную новость, осел прям на дороге, будучи очень брезгливым и чистоплотным, сил, чтобы попрощаться с матерью, не было. Марина Ивановна оставила три посмертные записки. В них она просила прощения за свой поступок, просила позаботиться о сыне. Второго сентября 1941 года Марину Ивановну Цветаеву похоронили в Елабуге. На сегодняшний день местонахождение могилы точно никому не известно – затерялась во время войны. В 1990 году поэтессу отпели. Церковью было принято – это не самоубийство Цветаева – «жертва политического режима».

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.life» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама